Единственное жилье должника: от неприкосновенности к реализации

Тема собственного жилья всегда была острой для граждан, потому обращение взыскания на жилье должника вызывает живой интерес. С одной стороны, должник хочет отгородить свое единственное жилье от посягательств кредиторов. С другой стороны, нередко именно недвижимость оказывается наиболее ценным активом должника, на который нацелены кредиторы.

Согласно п. 3 ст. 213.25 Федерального закона от 26.10.2002 № 127 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) из конкурсной массы исключается имущество, на которое не может быть обращено взыскание в соответствии с гражданским процессуальным законодательством.

Также в соответствии с абз. 1 п. 1 ст. 446 Гражданского процессуального кодекса РФ (далее — ГПК РФ) взыскание не может быть обращено на жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание.

Из буквального толкования норм права следует, что в случае отсутствия обременений в виде ипотеки единственное жилье обладает абсолютным исполнительским иммунитетом.

Ввиду меняющегося законодательства, появления новых институтов, особенно банкротства физических лиц, исполнительский иммунитет начал ограничиваться.

Первой мерой к ограничению исполнительского иммунитета единственного жилья должника стало постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14.05.2012 № 11 П «По делу о проверке конституционности положения абзаца второго части первой статьи 446 ГПК РФ в связи с жалобами граждан Ф.Х. Гумеровой и Ю.А. Шикунова».

Так, позиция Конституционного Суда РФ 2012 г. указывала на ... ✂