Институт фактической аффилированности: корпоративно-правовой аспект. Часть 1

В некоторых экспертных коллективах бытует мнение о том, что славный тридцатилетний юбилей ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.1991 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (далее — Закон РСФСР), содержащей определение аффилированности, ознаменовался глубокой девальвацией ее регуляторной философии. Полагаем, мнение не лишено оснований. По крайней мере, если иметь в виду все более активное применение российскими арбитражными судами конструкции «фактическая аффилированность», в том числе при рассмотрении дел по корпоративным спорам, и в самом деле, все более отдаляющейся от исторически стартовой — «формально-правовой» смысловой нагрузки данного института.