Как действовать гендиректору, чтобы его не привлекли к субсидиарной ответственности в случае банкротства управляемого общества

Спрос на банкротства в России остается стабильно высоким. Согласно статистике, ежегодно публикуемой в Федресурсе1, количество банкротных дел, возбуждаемых в отношении юридических лиц, растет из года в год. Исключением стал 2020 г., по итогам которого наблюдалась обратная тенденция на фоне мер поддержки, реализованных государством для предприятий и предпринимателей, пострадавших от пандемии. Напомним, что и с 01.04.2022 введен мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям кредиторов.

Вместе с тем рост количества банкротств не влияет на процент удовлетворения требований кредиторов, который остается на уровне 3–5%2. Поскольку субсидиарная ответственность контролирующих должника лиц зачастую оказывается последним шансом кредиторов получить денежные средства, соответствующие требования предъявляются практически в каждом банкротном деле.

При этом Закон о банкротстве3 и разъяснения судебной практики предусматривают ряд презумпций, призванных облегчить доказывание наличия обстоятельств, необходимых для привлечения лиц к субсидиарной ответственности. Данные презумпции являются опровержимыми, но на практике ответчику по спору редко удается доказать необоснованность и/или неприменимость к нему соответствующих, заведомо предполагающих виновность, гипотез.

Ввиду особенностей участия в банкротном деле лица, привлекаемого к ответственности и не являющегося одновременно кредитором должника, нельзя исключать рисков удовлетворения заявления в отношении даже такого управленца, который принимал деловые решения без намерения ущемить права кредиторов или иных третьих лиц.

При этом основанием для привлечения к субсидиарной ответственности могут стать как обстоятельства, имевшие место в период функционирования должника, до возбуждения банкротного дела, так и поведение ответчика уже в рамках банкротных процедур.

Какие же правила поведения необходимо соблюдать единоличному исполнительному органу общества, чтобы не допустить собственного привлечения к ответственности по долгам управляемой компании? Рассмотрим рекомендации отдельно как по докризисному периоду работы общества, так и по действиям в условиях возбужденного дела о банкротстве и позднее введенных банкротных процедур.

СТАНДАРТЫ ПОВЕДЕНИЯ ГЕНЕРАЛЬНОГО ДИРЕКТОРА В ПЕРИОД ОБЫЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОБЩЕСТВА

В случае банкротства юридического лица пристальной оценке будет подвергаться трехлетний период, предшествующий даже не дате возбуждения дела о банкротстве, а дате наступления так называемого объективного банкротства.

По смыслу постановления Пленума ВС РФ от 21.12.2017 № 534 под «объективным банкротством» понимается момент, в который должник стал неспособен в полном объеме удовлетворить требования кредиторов, в том числе об уплате обязательных платежей, из за превышения совокупного размера обязательств над реальной стоимостью его активов.

Такая невозможность полного удовлетворения требований кредиторов может иметь место задолго до фактического возбуждения банкротного дела, а следовательно, ретроспективная оценка деятельности руководителя банкротящейся компании может охватить период много больший, чем очевидные всем три года до даты принятия судом заявления о банкротстве.

И... ✂